31.07.2013 ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ

Создатель "Дарьи" и пива "Тинькофф" собирается цивилизовать ресторанный бизнес в провинции 

В ноябре 2002 года построенный в Самаре пивоваренный завод-ресторан "Тинькофф" начал поставлять свою продукцию в заведения города. Месяцем спустя для посетителей открылся фирменный ресторан, заранее претендующий на статус одного из самых элитных и престижных мест в городе. Почему санкт-петербургская пивоваренная компания выбрала для развития своего бизнеса именно Самарский регион? Каковы ее перспективы на местном рынке? За сколько может быть продан этот проект? Об этом и о многом другом "СО" рассказывает глава и владелец компании Олег Тиньков. 

- Почему при выборе места для открытия нового завода-ресторана вы остановились на Самаре? 

- В нашем списке Самара стоит выше других городов-миллионников. Конечно, я бы слукавил, если бы сказал, что нас не интересует, например, Нижний Новгород. Просто Самара в числе наших предпочтений занимает третье место после Москвы и Санкт-Петербурга. И тому есть несколько причин. Во-первых, по моему мнению, это третий рынок в стране по объемам продаж. Во-вторых, у Самары хорошие транспортные артерии. В-третьих, у нас есть опыт работы здесь на примере продаж продукции компании "Дарья". Мы поняли, что это интересный регион и перспективный рынок. 

Наконец, есть и личный аспект. В молодости я занимался велоспортом, а самые сильные спортсмены были тогда из Куйбышева. Думаю, что пришло время вернуться и показать этому Куйбышеву, что мы не всегда проигрываем. 

- Какой отдачи вы хотите добиться от самарского проекта? 

- Оборот с ресторана мы ожидаем получить в объеме $1,5 млн в год. Это минимум. 2 млн долларов - это то, к чему мы хотим прийти, а 2,5 млн - максимум. Для сравнения, ресторан в Санкт-Петербурге приносит $3,5 млн. Но там мы начинали первый год тоже с $1,5 млн. Что же касается пива в розлив и бутылочного, то с выходом на полную мощность доход от продаж составит еще $5 млн. Таким образом, миллионов семь в год бизнес в Самаре должен приносить. 

Средневзвешенные налоги с оборота составят примерно $2 млн. Но опять же, повторюсь, с выходом на запланированные объемы. 

- Известно, что ранее на месте, где откроется ресторан "Тинькофф", планировалось открытие ресторана-завода самарской компании "Опти-Олд". Почему совладелец "Опти- Олд" Александр Терентьев решил продать часть бизнеса вам? 

- Я ему просто сделал предложение, а он на него согласился. Мне сложно комментировать его решение, но скажу одно: он поступил правильно. На его месте я сделал бы то же самое. Вместо конкурента он получил финансовую и технологическую помощь. Теперь он стал партнером. А в Самару мы бы все равно пришли. В любом случае открылись бы летом следующего года. Даже помещение было найдено, в районе площади Кирова. Я точно не помню, что там сейчас, кажется, какой-то мебельный магазин. 

Впервые Терентьев выходил на меня с предложением открыть совместный ресторан в 1999 году. Но тогда я к этому не был готов. Позже стало известно, что он начал реализацию проекта самостоятельно, и тогда начались переговоры. Мы договорились достаточно легко. Я сотрудничал с компанией "Опти-Олд" до этого на протяжении трех лет, но никогда не видел в глаза г-на Терентьева. Впервые в жизни я с ним встретился в апреле этого года. А в июле мы уже подписали соглашение. 

- Как распределились доли в самарском проекте? 

- Я не буду комментировать этот момент, потому что этого не хочет Терентьев. Могу только сказать, что мы партнеры. Причем я считаю, что конфигурация получилась идеальная. Ведь что такое партнерство? Партнер - это тот, кто приносит добавленную стоимость. Если ее нет, то зачем он нужен? Мы ищем добавленную стоимость, выраженную в интеллектуальных или человеческих ресурсах. Был такой момент, когда мы пришли в Самару. Строительные компании, с которыми уже были заключены контракты, сразу же подняли цены. Но наш партнер эту проблему решил. 

- А каков ваш взнос в проект? 

- Пивовары, технология. Я думаю, что менеджер ресторана будет тоже из Санкт-Петербурга. То есть директор завода и бухгалтерия будут "терентьевскими", а вот руководитель - наш. Команда же, запускающая завод-ресторан, будет состоять из шести человек. Они поработают пару-тройку месяцев, поднимут уровень персонала и уедут. Это обычная практика. Объективно в регионах России сейчас нет достойного сервиса, ему надо учиться. 

- Вы можете привести конкретные примеры отсутствия сервиса? 

- Например, когда я посетил самарский ресторан "У Вакано", официант не преминул обсчитать меня. И вся атмосфера там - это просто Советский Союз. 

- На чьи деньги сейчас идет строительство? 

- На мои. Я думаю, инвестиции составят $3,5 млн. Для сравнения, в Санкт-Петербурге они ограничились $1,5 млн, в Москве достигли $5 млн. Но в Москве принципиально другая ситуация, там 550 посадочных мест. Может быть, этот ресторан даже слишком большой, и его придется сокращать. Самарский ресторан рассчитан на 300 мест. На наш взгляд, это оптимально. 

- Сколько сортов пива будет предлагаться в Самаре? 

- В Самаре будет постоянно представлено четыре сорта. И пятый - сезонный. 

- Как выглядит ценовая политика компании? Вы считаете, что цены, предлагаемые в санкт-петербургском и московском ресторанах, окажутся конкурентоспособными на самарском рынке? 

- В открывающемся в Самаре ресторане мы, конечно, цены понизим. Это вытекает из нашей политики. Ведь мы создаем сеть ресторанов. За поллитровую кружку пива, которая в Санкт-Петербурге предлагается за 150 рублей, в Самаре потребитель заплатит 99. Стоимость блюд тоже уменьшится на 30-35%. Кроме того, сократится раза в два меню. Оно будет стандартизовано. Я считаю, что сейчас меню просто перегружено. В нем есть, к примеру, блюда, которые продаются только четыре-пять раз в месяц. Но все равно ресторан станет одним из самых дорогих заведений в Самаре. Чем мы и гордимся. Нужно, в конце концов, самарцев подтягивать и показывать, что бывают и другие цены. Хватит платить мало. Качественно и одновременно дешево ничего не бывает, это объективная реальность. 

- Как вообще вы решили заниматься пивоваренным бизнесом? 

- Тиньков - это дворянский род, на бутылках изображен наш семейный герб. Я его нашел в энциклопедии Брокгауза и Ефрона, причем совершенно случайно. Дальше я пошел в архивы, стал разбираться и выяснил, что в роду были пивовары. Ну а затем обнаружил, что этот рынок очень интересен. А я бизнесмен. Поэтому и решил сделать на него ставку. 

- Самара и Новосибирск будут "охвачены" вами в текущем году. Куда вы пойдете дальше? 

- Мы хотим в 2003 году открыть еще 7 ресторанов во Владивостоке, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Сочи, Казани, Уфе, Краснодаре. На 2004 год запланированы Ростов, Омск, Иркутск и Красноярск. 

- Существует ли серьезная конкуренция в вашем секторе рынка? 

- К сожалению, нет. Даже в Санкт-Петербурге, где мы уже четыре года, после нас не появилось ни одного пивоваренного ресторана. И никто в категорию "ультра-премиум", в которой мы работаем, не идет. Основные принципы маркетинга показывают, что двигаться нужно туда, где нет конкуренции. Или же, наоборот, туда, где она самая серьезная и где самый емкий рынок. Вот в нише дешевого пива конкуренция огромная, а в сегменте дорогого ее практически нет. 

- Будет ли пиво "Тинькофф" предлагаться где-то в Самаре помимо вашего ресторана? 

- У нас контракт с "Опти Олд" по продвижению кегового пива. Кстати, Самара - это единственный город в России, где мы будем развивать кеговую программу. У вас будет самый большой из наших заводов при ресторане. Раза в четыре больше, чем санкт-петербургский. Кроме того, в начале года планируем начать выпуск бутилированной продукции. Куда "Опти Олд" будет поставлять пиво, я не знаю, но думаю, что в свои рестораны. Меня же интересует, чтобы были охвачены аэропорт, железнодорожный вокзал и набережная. Мы хотим обслуживать нашего клиента там, где он наш целиком. Чтобы пить пиво "Тинькофф" в ресторане, он должен ехать именно к нам. В Самаре так не получится, тут будут большие объемы, и нам надо будет пиво продавать. Ваш город станет для нас тестовым рынком. Если программа пойдет, мы реплицируем ее на другие города, включая Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск и Екатеринбург. 

- Как сейчас выглядят темпы продвижения вашей продукции на самарский рынок? 

- Самара за последние два месяца стала у нас заметно расти по объемам продаж. У вас мы продаем порядка 1,5 контейнера в месяц. 

- Не планирует ли компания развивать аналогичные проекты в Самаре или Тольятти? 

- Тольятти в наших планах присутствует. Всего мы намерены открыть в России 22 ресторана, и Тольятти занимает последнюю строку в перечне городов будущего присутствия. Мы появимся там в конце 2004 года. Хотя, может быть, это произойдет и раньше. Все зависит от того, как будет себя вести наш местный партнер "Опти-Олд". Если станет агрессивно продвигаться и развиваться, то уже через полгода можно зайти в Автоград. Я полностью доверяю Терентьеву, и с нашей стороны нет никакого диктата. Если он скажет: давайте быстрее строить ресторан в Тольятти, я ему отвечу: стройте. Мы сами активность проявлять не будем, потому что сосредоточены на открытии уже запланированных ресторанов и на продвижении пива. Мы уверены, что при соблюдении принципов бизнеса, декларируемых нашей компанией, все проекты будут успешными. 

- Что это за принципы? 

- В бизнесе не может быть компромиссов. И неважно, идет ли речь о Москве, Санкт-Петербурге или о Самаре. Бывает, что люди открывают хороший ресторан, тратят на него $1 млн, а на каком-то этапе начинают кроить бюджет, искать компромиссные решения, и в итоге получается, что деньги просто выброшены. Нельзя в ресторанном бизнесе принимать подобные решения. Всегда надо идти до конца. Если было запланировано, что здесь будет дорогое стекло, то экономить не следует. Но некоторые идут по другому пути. К сожалению, такая картина характерна для всей России. Мы открыли ресторан в Санкт-Петербурге в 1998 году. Потратили $1,5 млн. Тогда это были сумасшедшие деньги. Большинство ресторанов, считавшихся хорошими, обходилось в $200 тысяч. И многие недоумевали по поводу наших вложений. А в итоге мы выиграли, объемы продаж постоянно растут. 

- Вы создали с нуля компанию "Дарья", подняли ее, раскрутили и продали "Планете Менеджмент". После продажи вы как-то отслеживаете бизнес организованных вами фирм? Если да, то довольны ли вы темпами его развития? 

- Да, работу созданных мною компаний я отслеживаю. К ним я отношусь почти как к детям. Конечно, иногда по поводу их деятельности появляются определенные эмоции. Иногда они "шалят", и мне это не совсем нравится. Но в этом случае остается только приводить себе в пример художника, который рисует картины и вкладывает в них душу. Но ему дают за них деньги, и он их продает. 

- Какие проекты последуют за пивоварением? 

- Не знаю. Меня постоянно спрашивают, что же будет дальше. Но мне бы с этим проектом разобраться. Он очень серьезный и большой. Гораздо больше "Дарьи". Я думаю, в течение ближайшего года ничем другим не смогу заниматься вообще. Но если честно, хочу войти в сектор соков категории premium. 

- Когда настанет время продажи "пивного" проекта? 

- Я не думаю, что в ближайшие три года захочу его продавать. Мы хотим вырастить эту компанию до больших размеров. 

- В одном из интервью в феврале этого года вы говорили, что готовы реализовать пивной бизнес за $100 млн... 

- Тогда я слишком погорячился. Моя компания уже сейчас стоит $100 млн, сегодня продажная цена должна быть выше. 

- Какие структуры, на ваш взгляд, могли бы стать в перспективе покупателями "Тинькоффа"? Могут ли в их числе оказаться самарские компании? 

- Ну, пока мы ничего не продаем. И, повторюсь, в ближайшие три года делать этого не будем. Гипотетически я не думаю, что названные суммы кто-то в Самаре сможет сегодня предложить. Разве что группа "СОК". Но если говорить о покупателе, то откуда он будет, из Самары или нет, мне абсолютно все равно. 

- Вы намерены осваивать зарубежные рынки сбыта? 

- Мы уже продаем свое пиво в 11 штатах США и являемся единственной русской пивоваренной компанией, которая присутствует там в сетевых магазинах ("Балтика" в Америке реализуется преимущественно в магазинах эмигрантов). И наши продажи растут. Только в этом месяце мы отправили туда два контейнера, а это 60 тысяч бутылок. Нас просили отправить еще и третий, но он достался Самаре. 

- Как оценивают вашу продукцию американцы? 

- По-разному. Кто-то восхищается, кто-то относится безразлично. Есть и такие, кто утверждает, что пиво бывает только немецкое и чешское, а не российское. Но Америка - огромный рынок, причем самый емкий. И он нам интересен. 

- Какова ваша доля на российском пивном рынке? 

- Я думаю, нам пока принадлежит 3-5%, не больше. 

- Реализация проектов какого рода, на ваш взгляд, в России дает максимальную отдачу? 

- Я думаю, в России рынок настолько пустой, что раскрутить, по большому счету, можно что угодно. Были бы мозги, способность, желание рисковать и вера в свои силы. Я только так и поступаю. Рискую и выигрываю. Как, например, в Самаре. Я уверен, что здесь дело пойдет. И уже инвестировал $3,5 млн в регион, где был всего два раза в жизни.

 

Источник: http://www.restorante.com.ru

Вернуться к списку
Коментарии
Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.