Почему закрываются хорошие места?

19.03.2013 НОВОСТИ РЫНКА

«Окономи», японская закусочная

Что это было: Кафе с недорогой едой из Японии: жареными лепешками окономияки, лапшой, салатами — и без суши и роллов

Где и когда: Б.Бронная, 27/4; апрель 2011 года — декабрь 2012 года

Ицуки Танака, владелец

«Кафе открылось в апреле 2011 года, а до этого я еще год искал помещение. Арендодатели тянули с оформлением документов, а позже выяснилось, что это помещение вообще им не принадлежит. Проблема с арендой помещения — главное в Москве; очень много мошенников. Второй момент — ее цена. У нашего кафе была площадь 55 квадратных метров, и платили мы за них 250000 рублей — это средняя цена для центра Москвы, недорого даже. Но в центре Токио такое же помещение обошлось бы в 2–3 раза дешевле.

Другая причина закрытия кафе — это угрозы с разных сторон. Роспотребнадзор к нам не приходил (по закону они могут проверять только раз в три года), но приходили представители госорганов — я не хочу про это рассказывать, потому что не хочу конфликтов. Жители дома, в котором мы открылись, тоже постоянно жаловались: мол, мы не давали согласия на то, чтобы вы вешали тут вывеску, снимите ее. Арендодатель ждал, что мы заплатим каких-то денег, чтобы они перестали приставать. Вообще, воровство здесь настолько распространилось, что подобные расходы стали частью бизнес-плана, — поэтому так все и дорого. Сами по себе многие требования госорганов, видимо, остались еще с советских времен и совершенно нелогичны, и если их все соблюдать, надо быть как IKEA: строить целиком помещение самим.

«Маленький бизнес — это не для иностранцев в Москве, на нас тут смотрят как на жертв»

У меня был русский гендиректор, но он тоже воровал; повара с официантками пытались продавать себе в карман. Это одна из главных проблем Москвы — недоверие: государство не доверяет бизнесменам, партнеры не доверяют друг другу.

Несмотря на все это, «Окономи» просуществовало два года, за это время мы вышли в ноль и даже в небольшой плюс, при среднем счете 320 р. Дневная выручка составляла примерно 22 тысячи; у нас работали три повара и пять официанток. Но я понял, что с одной точкой ничего не получится, потому что нам просто не хватит финансовых и человеческих ресурсов для решения постоянно возникающих проблем. В ресторан в целом я вложил 8 миллионов рублей — если такое же кафе я бы открыл в Японии, мне бы понадобилось на 50 процентов меньше средств. Так что маленький бизнес — это не для иностранцев в Москве, на нас тут смотрят как на жертв. Сейчас я занимаюсь переводами и в ресторанный бизнес возвращаться не собираюсь».

«Кофелавка», кофейня в магазине подарков

Что это было: Действительно лавка, занимавшая угол в магазине подарков на «Китай-городе», где варили кофе по особым рецептам и продавали зерна 

Где и когда: Забелина, 5, магазин не просто подарков «Просто так»; сентябрь 2011 года — май 2012 года

Татьяна Паточникова, ресторатор, создатель «Сестер Гримм»

«Кофелавка» не закрылась, она просто до сих пор переезжает. Изначально мне казалось, что Забелина — это такое прекрасное пешеходное место в центре старой Москвы, но вокруг здания, которое мы арендовали, вдруг началась большая стройка, а по выходным дням там стали устраивать какой-то колхозный рынок. Доступ сделался непростым, и я решила, что инвестировать в его обустройство просто нет смысла. И мы решили уехать. Мы уже достаточно долго без места, но поскольку у нас несколько предприятий — ресторан «Сестры Гримм»,  служба «Гримм-кейтеринг», открывающийся в мае ресторан в Кривоколенном переулке, — нет простоя как такового.

«Кофелавка», безусловно, себя окупала и даже приносила доход, но поскольку мы говорим о месте, занимающем 10 метров, говорить о каких-то миллионах не приходится. Но у нас была масса планов: в частности открыть несколько «Кофелавок».

«Большое место может себе позволить штат юристов и кадровиков, а в маленьком люди совмещают несколько должностей»

Любое место общепита в Москве должно соответствовать внушительному количеству стандартов, и маленькое предприятие находится в том же правовом поле, что и большое. Но если большое место может себе позволить содержать большой штат юристов, кадровиков, то в маленьком месте, как правило, работают люди, которые могут совмещать несколько должностей: человек, который варит кофе, его же и продает, он же и занимается закупкой товара, он же общается с покупателями и что-то рекламирует. Конечно, такие специалисты-многозадачники — не такая частая история, но нам повезло, у нас действительно сильная команда, к тому же мы не новички.

Сетевикам проще, они готовы на места подороже — сейчас огромное количество торговых центров. Мы не потянем арендную ставку какого-нибудь «Европейского» — но нам туда и не хочется. Было бы интересно присоединиться к какому-то книжному или магазину дизайнерской одежды, главное, чтобы оно не было большим или совсем отдельным, — чтобы не терялась концепция быстрого кофепития».

«Кинг Соломон», фалафельная

Что это было: Фастфуд в «Афимолле» — но не простой, а кошерный, с фалафелем и бургерами, не работавший по пятницам и субботам 

Где и когда: Пресненская наб., 2, «Афимолл Сити», октябрь-декабрь 2011 года

Хаим, создатель

«Я занимался разными бизнесами, но ресторанным — никогда. Мудрецы учили нас, что нельзя выходить на рынок конкурентом, а надо предлагать новый продукт. Вот я и решил открыть кошерный фастфуд, потому что такого в городе не было, а торговый центр «Афимолл» сам нам это предложил. Я пригласил повара из Израиля, еще одного нашел в Москве. Но держать такой ресторан оказалось невыгодно.

Во-первых, мы не рассчитали, что готовить кошерное мясо — само по себе очень дорого. А фастфуд — это ведь быстро и дешево. Но мы как-то научились выкручиваться — потому что продавали не только мясо, но и фалафель, и салаты. Во-вторых, в пятницу и субботу еврейское место должно быть закрыто, а это как раз время самой высокой посещаемости торговых центров. Получалось, что 100 дней в году мы закрыты, это почти четыре месяца, за которые мы все равно платим аренду! Хотя я считаю, что это бизнес потрясающий: не все евреи могут позволить себе есть в дорогих ресторанах, а у нас самый дорогой бургер стоил 180 р., сэндвичи и фалафель были по 80 р. К нам в день приходило по 120–130 человек, я считаю, это очень хороший показатель. И это были не только евреи, но и обычные москвичи, которым было просто интересно. Вскоре после того, как открылись мы, в «Афимолле» заработал кошерный ресторан «Мисада» — очень вкусный, — и получилось, что мы потеряли 50 процентов клиентуры.

«Сейчас у меня интернет-стартап и все идет хорошо»

Мы пригласили опытных людей оценить наше место — тех, кто владеет не одним, а десятками ресторанов в Москве, и они сказали нам: «Ребята, ваш бизнес не пойдет». И вообще, что примерно 70 процентов новых ресторанов закрываются — через месяц, год или два.

И мы закрылись спустя полтора месяца, потому что очень быстро убедились в том, что ничего не получится. Вот мои друзья, тоже открывшие бизнес в торговом центре, закрылись через год и сказали мне: «Ты был прав!» — потому что они еще год расплачивались с долгами, а я этого избежал. Я считаю, что открытие «Кинг Соломон» было для меня хорошим уроком: если у меня появится свободный капитал, я не буду больше такое место сам открывать никогда, я позову в партнеры человека, который в ресторанный бизнес погружен. Либо возьму какой-нибудь «Макдоналдс» и сделаю его кошерным. «Шоколадницу» же в Москве сделали кошерную — это правильный подход, потому что ее все знают. Сейчас у меня интернет-стартап и все идет хорошо, поэтому я и не хочу свою фамилию называть — есть люди, для которых важна репутация».

 
Источник: http://www.afisha.ru
 

 

Вернуться к списку
Коментарии
Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.