Свободные рабочие лошадки

06.05.2013 СЕКРЕТЫ БИЗНЕСА

Максим и Светлана - хозяева маленького ресторана "Table Russe" в Латинском квартале Парижа. Оба одесские русские, но ни в России, ни на Украине не были уже десятилетие. Когда они сказали, сколько зарабатывают, я очень удивился - почему так мало. А они в ответ очень удивились, почему я удивляюсь.

Ведь бизнес - не инструмент для быстрого обогащения, а просто возможность быть самому себе хозяином. Во всяком случае, так считают русские во Франции. Странно, что в России они считают по-другому.


- А это кто пошел? - спрашиваю Светлану, увидев человека со знакомым лицом, махнувшего ей с другой стороны улицы.

- Это Ираклий Окруашвили, главный грузинский оппозиционер, бывший министр обороны. Он тут скрывается от Саакашвили. Наш постоянный клиент.

В "Table Russe" нет шашлыков, зелени-мелени, киндзмараули. Есть салат "Шуба", борщ и пломбир в брикетике. Строго говоря, это ресторан не русской, а советской кухни, поэтому он и обладает притягательной силой для всех, кто в этой жизни начинал есть еще в СССР.

Рабочий день у Максима со Светланой начинается в 9 утра и заканчивается за полночь. Закупка продуктов, работа у плиты, обслуживание клиентов - все сами. Вопрос о найме рабочий силы на повестке дня не стоит: во Франции такое трудовое законодательство, что легче повеситься.

- Во-первых, за наемника надо платить бешеные налоги, а во-вторых, слишком велики шансы нажить себе дармоеда, - говорит Максим. - Тут человек приходит к врачу и говорит: "Я болею, у меня депрессия" - и может хоть месяц на работу не выходить.

Вообще Франция - это страна, в которой хорошо живется очень богатым или очень бедным. Богатым - просто потому, что у них много денег, а бедным - потому что им никогда не дадут стать нищими. А середняк во Франции - рабочая лошадь. Особенно если эта лошадь не наемная, а сама себе лошадь, своя собственная.

- Туристы из России все как один думают, что если у нас ресторан в центре Парижа, значит, мы раз в неделю подъезжаем сюда на "Бентли", а остальные шесть дней загораем на лазурном побережье, - Светлана закуривает очередную сигарету и смотрит в глаза суровой женщине с большевистского плаката. - На самом деле наши доходы ниже среднего, а социальных гарантий - никаких. И когда мы состаримся, пенсия у нас будет минимальная.

- Зачем же вам тогда весь этот геморрой?

Светлана отчаянно пожимает плечами:

- Наверное, просто не хочу ни на кого работать, только на себя. Вообще во Франции мелкий предприниматель - это почти безработный. Человек, который нигде не может ужиться, поэтому создал сам себе рабочее место. Ценой несостоявшейся карьеры, недополученных доходов и огромного числа проблем.

В "Table Russe" есть очень красивые деревянные резные папки, в которых клиенту подают счет и забирают чаевые. И вот как-то раз одна вредная французская старушка была уличена Светланой в попытке эту папочку спереть. Старушка обиделась и написала в полицию донос - типа русские плохо кормят и вообще у них там сплошное незаконное предпринимательство.

- За две недели у нас побывали все, - даже вспоминая об этом, Максим хватается за голову, - полиция, санэпидстанция, префектура, таможня. Перевернули ресторан вверх дном. Очень удивились, что у нас все в порядке. Вы, говорят, какие-то уникумы, мы обычно коробками улики выносим. Оштрафовали на 50 евро и ушли. Знаете, за что? За две пачки сигарет, которые у меня рядом с кассой лежали. Если, говорят, в вашем ресторане мы находим запакованные пачки, значит, это товар, а сигареты во Франции продаются только в специальных магазинах.

От всего заработанного в кармане у хозяев "Table Russe" остается процентов 6-7, остальное - налоги, аренда и прочие радости. Вот вам один пример: все заведения общепита во Франции платят "налог на воздух". Так рестораторы называют налог на музыку. Хочешь, чтобы в твоем заведении не было гробовой тишины, - плати. Причем если ты просто включаешь радио - налог один. Если же сам выбираешь репертуар - налог другой. Представляю, какой вой поднялся бы в России, если бы у нас кто-нибудь хотя бы заикнулся на эту тему.

- Административные барьеры здесь не ниже, чем в России, а налоги, разумеется, гораздо выше, - подводит баланс Светлана. - Но чудовищность этих барьеров компенсируется их предсказуемостью, постоянством и некоррумпированностью. Открывая бизнес, ты можешь все посчитать на годы вперед. Единственная непостоянная величина - это собственные усилия. Иными словами, все зависит от тебя.

Я бы добавил к этому короткому списку еще и третий момент - отсутствие завышенных ожиданий. Если хозяин ресторанчика в Москве зарабатывает на нем 2-3 тысячи евро в месяц, да и то при условии, что в бизнес впрягается вся семья, он посыпает голову пеплом и разоряется. Парижанин в тех же обстоятельствах считает, что, конечно, могло быть и лучше, но и так жить можно. И разве такая бизнес-психология не является одним из факторов экономического развития? Сколько таких предпринимателей есть у них и скольких нет у нас? Боюсь, что слишком много...

Источник: http://izvestia.ru

Вернуться к списку
Коментарии
Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.