Продукты с ГМО не так уж и страшны

10.01.2013 ТЕХНОЛОГИИ

В то время, когда Америка выбирала своего президента, в отдельно взятом штате – Калифорнии – на голосование было вынесено Предложение 37, которое, в случае своего утверждения, могло бы обязать производителей генно-модифицированных продуктов маркировать свои товары как таковые.

Такая инициатива не была успешной для ее сторонников, однако, сам факт ее существования инспирировал более широкий генно-модифицированный дискурс относительно поставщиков продовольствия на североамериканском континенте. И по мнению некоторых аналитиков пищевой индустрии, голосование, проводившееся в Калифорнии может повлечь за собой изменение стандартов маркировки продуктовых товаров Канаде в не столь отдаленном будущем.

В истории Калифорнии и прежде были случаи обсуждения довольно-таки странных идей в отношении продуктов питания. Пресловутый налог на джанк-фуд и запрет производства фуа-гра, без запрещения дистрибуции этого паштета из гусиной печени – недавние тому примеры. Как бы то ни было, следует отдать должное авторам инициативы, попытавшимся привлечь внимание калифорнийской общественности к этому весьма немаловажному вопросу.

Практика использования ГМО имеет законные основания и запрещение генной модификации в одностороннем порядке было бы, по меньшей мере, неразумным. Согласно текущим оценкам, примерно 50-70% продуктов питания, продающихся в канадских магазинах, содержат определенную долю генно-модифицированных ингредиентов. Проще говоря, ГМО присутствует везде, и причина этому весьма проста: существуют доказательства того, что семена, подвергшиеся генной модификации, более эффективны, что, в свою очередь, оказывает существенное влияние на стоимость продовольствия. Согласно некоторым исследованиям, счет в бакалейной лавке для среднестатистического канадца за год может увеличиться на 400 долларов, в том случае, если на генно-модифицированные ингредиенты будет наложен запрет. Этот аспект и является определяющим в том, что канадцы не столь сознательно относятся к продуктам питания.

К тому же, было бы слишком радикальным, утверждать, что генетически модифицированные ингредиенты представляют угрозой для потребителя. Большинство исследований, подтверждающих это мнение, являются методологически необоснованными либо же базирующимися на неточных данных. До сих пор научные доказательства свидетельствовали о том, что продукты, содержащие ГМО, – безвредны для организма человека. Однако потому, что эти продукты появились на рынке лишь недавно – в 1994 году, возникает необходимость в более широком исследовании данного предмета.

Не стоит удивляться тому, что различные заинтересованные организации занимают твердую позицию против биотехнологической индустрии и производимых ею продуктов. На протяжении многих лет компании, проводящие исследования в этой сфере, фокусировались на том, как бы выгоднее продать свои технологические открытия фермерам. Таким образом, выходит, что потребитель остается в стороне от этого процесса и ему приходиться без сторонней помощи пытаться разгадать тайны биоинженерии.

Наличие лоббистских групп, успешно использующих информационный вакуум в этой сфере и призывающих к запрету ГМО, стало причиной того, что в Калифорнии попытались прибегнуть к референдуму для решению данного вопроса. Приверженцы лозунгов лоббистских групп, потребители опасающиеся ГМО, уничижительно называют эти продукты «франкенфудом».

Поскольку в процессе, предшествовавшем появлению ГМО на наших тарелках, не учитывались демократические особенности продовольственной системы, и крайней во всей этой истории оказалась биотехнологическая индустрия. Это похоже на сагу о транс-жирах прошлых лет. ГМО представляется неким деликатным балансом между доверием со стороны потребителя и эффективностью продовольственной дистрибуции.
Потребителю нужно продемонстрировать все преимущества биотехнологических исследований. И маркировка в этом смысле представляется очень даже подходящей опцией. Поистине необходима демистификация ГМО, так как биофенологические компании все еще не разъяснили сущность этого явления потребителям. Должная маркировка остается наиболее эффективным и мощным инструментом для этой цели.
К примеру, с августа в Канаде действует закон, обязывающий производителей продуктов питания сообщать на этикетках товаров о наличии аллергенов. Такое решение представляется очень правильным с учетом того, что более миллиона канадцев страдают различными формами аллергий на пищу. Применительно к ГМО такая идея позволит добиться нужного баланса в отношении потребительского доверия. Со временем больше люди будет относится более спокойно к новым биотехнологическим разработкам.

На данный момент потребителю необходима большая ясность, поскольку в повседневной жизни он сталкивается с различного рода научными достижениями. У пищевой индустрии всегда будет необходимое количество покупателей, но сейчас многие из них настроены слишком подозрительно и недоверчиво по отношению к ГМО. Предоставление необходимых сведений может стать решающим фактором как для потребителя, так и для представителей продовольственной индустрии.  

В отличие от Канада у Калифорнии есть некая экономическая мощь для того, чтобы быть местом, где формируются новые тренды. Предложение 37 имело ряд недостатков, которые делали реализацию такого проекта слишком затратной. Но в любом случае без разъяснительной работы обойтись нельзя. Общественные дискуссии о ГМО-маркировке имеют отношение не только к, собственно, маркировке, но и чрезвычайно важны в смысле соблюдения демократического принципы в продовольственной индустрии – предоставить потребителю возможность самому выбирать свои продукты.
По материалам  доктора Сильвена Чарлебо, заместителя декана Колледжа менеджмента и экономики в Университете Гуэльфа.

Источник: www.rpt190.ru

 

Вернуться к списку
Коментарии
Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.