Устаревшая логика владельцев турецких ресторанов, исключающих вино из списка меню

13.01.2013 ТРЕНДЫ ИНДУСТРИИ

Как пишет журналист «Нью-Йорк Таймс» Эндрю Финкель, не так давно он испытал затруднение, пытаясь зарезервировать стол одном из ресторанов Стамбула. «Голос на другом конце провода проинформировал меня о том, что в ресторане больше не подают спиртное. Я повесил трубку, весьма удивившись. Я всегда с пренебрежением относился к Касандрам, предвещавшим, что Турция безвозвратно разделяется на светскую и исламскую части. Но сейчас результаты конфликта между духовенством и представителями светского населения появились на моем столе».
Таким образом, когда к Финкелю поступило предложение посетить Ковенцию европейских винных блогеров в Измире, в городе на берегу Эгейского моря, он охотно согласился, поскольку стал задумываться над вопросом о том, представляют ли опасность новые поветрия в турецком обществе для его образа жизни.
Но прежде, чем приехать на встречу блогеров, Финкелю удалось встретиться с владельцем стамбульского ресторана-шашлычной, который объяснил, что решение о сухом законе в заведении было принято, исходя из чисто коммерческих соображений, и никто к этому его не обязывал. Он также сказал о том, что вложил огромные инвестиции и определенную часть города, где проживают люди, которые не ходят в рестораны, в меню которых присутствует алкоголь.
«Мне такое обстоятельство очень не понравилось, не в том смысле, что мне необходимо употреблять алкоголь с каждым блюдом, я лишь хочу сказать, что я против того, чтобы люди, сидящие за соседним столом, делали за меня мой выбор».
Побывав в Измире, журналист, являющийся также автором книги «Турция: все, что необходимо о ней знать», обнаружил, что логика стамбульских рестораторов не соответствует текущему моменту. Если некогда в турецкой индустрий виноделия насчитывалось два-три производителя, то сейчас этих компаний – огромное множество, и каждая из них предлагает что-то уникальное. Этот же феномен наблюдается и в других сферах, когда, когда, например, представители доткомовских компаний или же фирм, выполняющих поставки, демонстрируют свое благородство, инвестируя в каменный пресс для производства оливкового масла или винодельню-бутик. Турция развивается, приумножая благосостояние населения.
«Я пробовал одну из первых бутылок вина, приготовленного из aci kara («черного горького») винограда, редкого сорта, выращивающегося в средиземноморском предгорье – несмотря на то, что из-за высокого содержания танина это вино пить было практически невозможно. В Турции выращивают Шардоне и тонны Шираза, но также и другие уникальные сорта винограда, такие, как bogazkere («то, что дерет горло») в Анатолии, или хрустящий и насыщенный минералами emir («господин»). Эти древнейшие сорта выращивали еще девять тысячелетий тому назад.  
Всего в Турции произрастает около 800 сортов винограда, 30 из них культивируются на коммерческой основе. Страна занимает шестую строчку в списке крупнейших мировых производителей винограда, но большая часть собираемого урожая съедается в готовом виде, либо же идет на приготовление изюма. Лишь из 3% от общего объема делается вино. По крайне мере так обстоят дела на сегодняшний день.
«Небольшие винодельни изменяют то, как выглядит вся индустрия – говорит Иса Бал, глава отдела сомелье в «The Fat Duck», трехзвездочном ресторане по версии Michelin, который находится в английском Беркшире. Этот человек был признан лучшим сомелье Европы в 2008 году. Уроженец Адана, города в южной части Турции, известного своим соком из красной моркови, Бал говорит о том, что Турцию ожидают большие открытия.
Сейчас для большей части турецких жителей хорошая жизнь предполагает лишь наличие своего дома и автомобиля. Бал предсказывает, что по прошествии некоторого времени этот термин будет ассоциироваться с «заключением бизнес-сделки за ланчем с бокалом хорошего вина».
Журналист «Нью-Йорк Таймс» нашел подтверждение этим словам в населенном пункте Урла, расположенном в 20 милях от Измира, зайдя в передовую винодельню Кана Орбаса, который решил заняться выращиванием винограда, после того, как обнаружил останки древней винодельни на принадлежащей ему земле. Орбас не беспокоится о том, что Турция может стать новым Ираном.
Но будет ли рынок виноторговли развиваться достаточно быстрыми темпами, для того, чтобы оправдались его инвестиции в размере 14 миллионов долларов? «Я не знаю сильно ли изменится лицо Турции – отвечал винодел на этот вопрос. – Но вкус турецкого вина уже изменился».
По материалам Эндрю Финкеля, latitude.blogs.nytimes.com     

Источник: www.rpt190.ru

Вернуться к списку
Коментарии
Цель нашей компании - предложение широкого ассортимента товаров и услуг на постоянно высоком качестве обслуживания.